Изменился ли Париж после нападения на Charlie Hebdo?

Euronews:

— Олаф, добрый день. Весь вчерашний вечер вы вели репортаж с места теракта, от здания редакции Charlie Hebdo. Как вы почувствовали, стала ли эта ужасная трагедия повортным моментом дня сегодняшнего? Что вам говорили французы?

Олаф Брюнс: — Французы, с которыми я встретился, выражали свой гнев, свою боль, говорили, что это событие глубоко ранило их в самое сердце, говорили о своей ярости... Но я задавал ваш вопрос много раз: стало ли нападение поворотным моментом? И все в один голос отвечали: нет, это не должно стать поворотным моментом и нельзя допустить, чтобы стало...

Euronews: — Ведущие политики сразу же после трагедии призвали людей не смешивать все в одну кучу. Тут же под усиленную охрану были взяты мечети из опасения роста исламофобии. Почувствовали ли вы это?

Олаф Брюнс: — Здесь в Париже я не чувствовал ничего подобного. Но можно сказать, что я нахожусь в благополучном столичном квартале (возле редакции Charlie Hebdo), где не было особых проявлений расизма, здесь мало людей, которые голосуют за Национальный фронт. Напротив, я встретил на улицах много выходцев из стран Магриба, которые говорили о своих опасениях по поводу роста исламофобии, о том, что люди после трагедии будут все валить в одну кучу, а в то же время произошедшее, по их мнению, — это не что иное как варварское нападение, что это не ислам, который заставляет таких людей совершать подобное. Все мусульмане, которых я встретил, выражались предельно четко, дистанцируясь от того, что произошло накануне. Эти террористы не действовали от нашего имени, и они точно не действовали во имя ислама, — говорят они.

Что еще посмотреть?