“Левиафан” – обруганный и вознесенный

Фильм «Левиафан», принятый широкой международной аудиторией на «ура», отмеченный на Каннском фестивале и получивший награду «Золотой глобус», стал одним из самых громких кинособытий года.

Продюсер Александр Роднянский, без которого лента не появилась бы на свет, отвечает на вопросы еuronews.

*Елена Караева, euronews: «Cегодня вы сотрудничаете с Андреем Звягинцевым, это ваш второй совместный проект, лента номинирована на „Оскар“ в категории „Лучший фильм года на иностранном языке“, а еще до официального выходя на российский экран фильм был высоко оценен за рубежом. Есть те, кто ленту превозносит, а есть те, кто ее считает конъюнктурной русофобией и сознательной злой пародией на современные российские нравы. Что вы ответите своим оппонентам?»*

Александр Роднянский: «Скорее, дискуссия идет о стране и путях ее развития, нежели, чем о фильме. Сам же фильм и его автор Андрей Звягинцев, мне кажется, являются продолжателями культурной традиции русского критического реализма. И фильм, и Андрей Звягинцев стоят, если можно так выразиться, на плечах гигантов русской литературы. Картина, на мой взгляд, не связана ни географическими, ни временными рамками. Этим, пожалуй, и можно объяснить ее колоссальный успех практически во всех странах, где она была показана: от Кореи, Индии, исламских стран до США, Великобритании и Франции.»

*Елена Караева, euronews: «Значит, существует шкала ценностей, общая, которая объединяет и российское кино, и кинематограф Европы, и кинематограф мира?»*

Александр Роднянский: «Мне кажется, что российская культура — неотъемлемая часть европейской культуры, а российский кинематограф всегда был важнейшей частью кинематографа европейского, и такие художники, как Сокуров, тот же Звягинцев, тот же Лунгин, Учитель, Кончаловский и многие другие — безусловно европейские кинематографисты. Они не просто разделяют шкалу гуманистических ценностей, они разделяют в том числе и европейскую систему совместного производства кинофильмов.»

*Елена Караева, euronews: Есть ли сегодня в России темы, которые кинохудожники не могут трогать либо в силу внутренней цензуры, либо они официально табуированы?*

Александр Роднянский: «Пожалуй, официально табуированных тем нет. Вопрос в другом — самоцензура вызвана обстоятельствами коммерциализации всего кинематографа, „вымыванием“ из большеэкранных кинотеатров, из залов, демонстрирующих большое кино на большом экране, „вымыванием“ тех жанров, которые доминировали долгие годы: драма, мелодрама, все, что имеет отношение к авторскому кино, исторический фильм, шпионская лента — все это все ушло.

В соответствии с этим самоцензура все-таки вызвана желанием, чтобы фильм встретился бы со зрителем. И в этом смысле для авторского кинематографа, мне представляется, не только в России — наступают или наступили не самые легкие времена. Выход, вероятно, поможет найти сеть»

Елена Караева, euronews: — Существует версия, что фильм «Левиафан» выложили в сеть не без вашего согласия. Так ли это?

Александр Роднянский: «Для нас это было бы некой переоценкой наших стратегических возможностей.»

*Елена Караева, euronews: «Если фильм будет отмечен премией «Оскар», это станет для вас персонально трамплином для будущих проектов или все-таки подведением итогов?*

Александр Роднянский: «Помимо профессионального призвания, которое всегда важно и приятно, награда такого уровня приносит главное — она дает жизнь фильму, обращает на него внимание тех, для кого фильм, в нашем случае — „Левиафан“ — и делался, то есть зрителей. В нашем случае, разумеется, российских прежде всего. И зарубежных — тоже. Награда пригласит их на просмотр в кинотеатры.»

Что еще посмотреть?