Больше, чем просто номер…

Бывшему узнику Освенцима и участнику одного из «маршей смерти», Эли Бузану в свои 85 есть что вспомнить.

По окончании войны он эмигрировал из Польши во Францию, где живет до сих пор. Работал хирургом, вышел на пенсию. В 1959 году решил удалить наколотый на руке номер, оставшийся от концлагеря.

«Эта татуировка, во-первых, ставила своей целью уничтожить личность, свести ее к номеру. Во-вторых, такие номера наносились во всех концлагерях и служили среди прочего средством от побега, потому что все тут же понимали, откуда вы... Я воспринимал этот номер как могильную плиту моих погибших в лагере родителей. В же не будете носить с собой надгробную плиту близких людей... Символически дело обстояло для меня именно так. Поэтому я решил удалить с руки номер, но при этом сохранить его у себя», — рассказывает Эли Бузан.

Многие годы он носил вырезанный лоскут кожи с номером в бумажнике до тех пор, пока тот не украли. Тогда Эли Бузан почувствовал, что лишился части себя и даже задумывался о том, чтобы вытатуировать его заново.

«Я удалил его, потому что не хотил носить на себе. Но я хотел, чтобы номер оставался со мной. Несколько лет спустя я осознал, что номер не только был частью меня, что это сама память о прошлом, его значение — крайне важно», — добавляет он.

До того, как номер украли, одна из внучек Эли Бузана сняла копию с документа. Конечно, та не сравнится в оригиналом, но все же дает представление молодым поколениям об ужасах Освенцима и нацизма. Никто из погибших в годы Второй мировой войны, не должен быть забыт, считает Эли Бузан. Главное — «передать память о пережитом» детям, внукам и будущим поколениям...

Что еще посмотреть?